Выдающиеся люди России


Бестужев-Рюмин Константин Николаевич
Великие люди России

Бестужев-Рюмин, Константин Николаевич (1829 - 1897), - историк. Родился в сельце Кудрешках, Горбатовского уезда Нижегородской губернии. Он вырос под сильным влиянием Евангелия, "Илиады", "Орлеанской Девы" Жуковского , "Евгения Онегина", Плутарха и Карамзина . Влияние последнего на Б.-Рюмина было очень велико: по "Истории Государства Российского" он учился "высокой нравственности", "любить родную землю, любить добро, ненавидеть зло, презирать ложь, лесть и коварство" ("Биографии и характеристики", 205). Нижегородской гимназии и Александровскому институту Б.-Рюмин обязан не столько фактическими знаниями, сколько выработкой литературных вкусов, привычкой к серьезному чтению; один из учителей, П.И. Мельников , будущий автор "В лесах", закрепил в нем любовь к историческому знанию. В эту пору Б.-Рюмин бредил Жорж Занд, жил под обаянием Белинского , вчитывался в Пушкина , ставшего навсегда его любимым поэтом. Первыми печатными работами Б.-Рюмина были критические отзывы о Фонвизине , Озерове , Крылове и об "Избранных местах из переписки" Гоголя ("Нижегородские Губернские Ведомости", 1847). Студенческие годы в Московском университете, на юридическом факультете (1847 - 1851), совпали с реакцией в общественной жизни и с блестящим развитием профессуры в университете. Лекции Редкина , Крылова , Морошкина , Кавелина , Соловьева , Кудрявцева , Грановского , Шевырева , Буслаева , Леонтьева , Каткова , занятия под руководством Погодина определили навсегда умственные интересы Б.-Рюмина. Однако самое обилие крупных научных величин имело невыгодную для Б.-Рюмина сторону: в круговороте взаимно враждебных, притом сильно и ярко выраженных направлений разобраться молодому уму было нелегко. Не примкнув вполне ни к одной школе, Б.-Рюмин испытал на себе воздействие их всех, что впоследствии в значительной степени помешало ему выработать в оценке русской исторической жизни собственную положительную систему. Уступчивый по природе, он и в кардинальном вопросе своего времени - спор "западников" и "славянофилов" - не занял определенной позиции. В этом отношении едва ли не самое сильное влияние оказал на него Грановский, "натура в высшей степени художественная, удивительно изящная, гармоническая, нежная, сосредоточенная": присущее Грановскому стремление к примирению крайностей, убеждение в том, что "время формулировать мнения и взгляды для нас еще не приспело", и вытекающая отсюда медленность в решении "стать в ряды которой либо из враждовавших между собою литературных партий" (Кавелин) - все это характеризует научную и общественную деятельность Б.-Рюмина, всегда исходившего из мысли, что "только разностороннее воззрение может привести к истине". Эта боязнь односторонности и была причиною бледности его научного "я". Материальная необеспеченность и зависимость от случайного заработка долго мешали Б.-Рюмину, по выходе из университета, выйти на ту дорогу, куда влекло его призвание. Последовательно учитель в семье Чичериных (1851 - 54), в кадетских корпусах (1854 - 56), помощник редактора "Московских Ведомостей" под редакцией В.Ф. Корша (1856 - 59), один из редакторов прекратившегося на 2-м номере "Московского Обозрения" (1859), по переезде в Петербург постоянный сотрудник "Отечественных Записок" (1859 - 1865), редактор отдела русской и славянской истории в "Энциклопедическом Словаре" (1861 - 53) и "Записок Императорского Русского Географического Общества" (1863 - 64), он только в 1865 г., заняв кафедру русской истории в Петербургском университете (1865 - 84), получил возможность всецело посвятить себя научной работе. В противоположность Соловьеву, Костомарову , позже Ключевскому , лекции Б.-Рюмина были не столько изображением прошлого под известным углом зрения и освещением всей совокупности явлений исторической жизни русского народа, сколько критическим анализом чужих взглядов и построений. Научный скепсис и недоверчивое отношение к теориям вообще идут у него рука об руку с заботливым желанием предохранить своих слушателей от соблазна jurare in verba magistri. В основу преподавания его легло строгое изучение источников, разбор чужих мнений, особенно спорных, осторожное взвешивание противоположных теорий. Уже первые работы, выдвинувшие его и подготовившие ему путь к кафедре, носят характер преимущественно историографический. Таковы большие статьи: "Современное состояние русской истории как науки" ("Московское Обозрение", 1859, ¦ 1), о сочинениях Кавелина ("Отечественные Записки", 1860, ¦ 4, 6, 8), об истории Соловьева ("Отечественные Записки", 1860, ¦ 9; 1861, ¦ 1), "Славянофильское учение и его судьбы в русской литературе" ("Отечественные Записки", 1862, ¦ 2, 3, 5). Главный труд Б.-Рюмина - "Русская история" (т. I, СПб., 1872; т. II, вып. I, главы I - IX, СПб., 1885; глава X 2-го тома - "Обзор событий от смерти царя Иоанна Васильевича до избрания на престол Михаила Федоровича Романова" - "Журнал Министерства Народного Просвещения", 1887, ¦ 7,8), - оригинально задуманный, вырос из лекций и преследовал цель "представить результаты, добытые русской исторической наукой в полтораста лет ее развития, указать на пути, которыми добывались и добываются эти результаты, и, вместе с тем, ввести в круг источников, доступных в настоящее время ученой деятельности". Идеею исторической справедливости и объективности обусловлено желание "дать поболее материалов и указаний для образования собственного суждения". Источники, многоразличные оценки и обработки их, библиография занимают в книге видное место, причем сам автор по возможности избегает высказывать свое собственное суждение. Прием, в силу которого преподаватель сам держался в тени, а вперед выдвигал мнение других, создать школы не мог, тем более что в основном понимании русской истории Б.-Рюмин шел, несмотря не некоторые отличия, лишь вслед за Соловьевым. Не высказав новой, оригинальной мысли, Б.-Рюмин, однако, ярко выразил, последовательно провел и внедрил в сознание принцип всестороннего изучения явлений прошлого, строго научного объективизма, опорой которому служат предварительная критика и тщательный анализ фактов; в этом его заслуга и право на определенное место в русской науке. Уделяя в изложении фактов первое место быту, верованиям и умственному развитию каждой эпохи, Б.-Рюмин практически подтвердил свое положение о важности критического изучения источников обширными и ценными трудами "О составе русских летописей до конца ХIV в.", СПб., 1868 (диссертация, давшая автору звание доктора русской истории, детально выяснившая и оправдавшая старый тезис Строева о древних русских летописях как сборниках, сводах). Кладя в основу исторической работы критику и всесторонний анализ, Б.-Рюмин, при громадной памяти и обширной начитанности (он был большой знаток Библии, Данте, Шекспира, русской литературы, древней и новой), обладал талантом изложения: стройная концепция, живые, яркие образы, прочувствованные характеристики придавали большую увлекательность его университетским лекциям. В 1877 - 82 годах Б.-Рюмин принимал деятельное участие в работах Славянского Благотворительного общества, сперва как один из его сотрудников, позже в качестве главного руководителя; тогда же всей душой отдался он делу Высших женских курсов, основанных при его ближайшем участии (1878) и закрепивших за собой имя "бестужевских". Тяжелая болезнь совершенно расшатала его здоровье и положила конец продуктивной работе. С 1884 г. Б.-Рюмину пришлось отказаться и от профессуры, и от общественной деятельности. Избрание в ординарные академики (1890) было лишь данью его прежним заслугам: большого следа по себе в Академии Наук он не оставил. Наиболее выдающиеся труды Б.-Рюмина (кроме выше отмеченных), в которых полнее рисуются сильные и слабые стороны его как ученого: 1) четыре популярных рассказа (первые два под общим заголовком: "Про былое на Святой Руси"): а) "О крещении Руси, о Владимире Св., о сыновьях его и об монастыре Печерском", СПб., 1864; б) "О злых временах татарщины и о страшном Мамаевом побоище", СПб., 1864; в) "Князь Волод. Всеволод. Мономах и потомки его, Мономаховичи, или о временах княжеских смут и усобиц", СПб., 1865) "О том, как росло Московское княжество и сделалось русским царством", СПб., 1866; 2) "Вступительная лекция в курс русской истории" ("Отечественные Записки", 1865, ¦ 2); 3) "Вступительная лекция в публичный курс русской истории" ("Заря", 1870, ¦ 2); 4) "Несколько слов по поводу поэтических воспроизведений характера Ивана Грозного" ("Заря", 1871, ¦ 3); 5) "Причины различных взглядов на Петра Великого в русской науке и русском обществе" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1872, ¦ 6); 6) "Чему учит русская история" ("Древняя и Новая Россия", 1878, ¦ 1); 7) "Биографии и характеристики. Татищев, Шлецер, Карамзин, Погодин, Соловьев, Ешевский, Гильфердинг", СПб., 1882; 8) разбор "Истории русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям", М.О. Кояловича ("Журнал Мин. Нар. Просв.", 1885, ¦ 1); 9) "Теория культурно-исторических типов" ("Русский Вестник", 1888, ¦ 5); 10 и 11) биография царя Ивана Грозного и статья о русских летописях в 82-томном "Энциклопедическом словаре" Брокгауза-Ефрона; 12) биография Н.М. Карамзина в "Биографическом словаре русских деятелей", изд. Императорского Русского Исторического Общества; 13) "Письма К.Н. Б.-Рюмина о Смутном времени", СПб., 1898. Ему принадлежит также перевод "Истории цивилизации в Англии", в издании Тиблена (СПб., 1863 - 1865). - Подробную биографию Б.-Рюмина с перечнем трудов (425 ¦) и указанием литературы о нем, см. у Е. Шмурло , "Очерк жизни и научной деятельности К.Н. Б.-Рюмина. 1829 - 1897", Юрьев, 1899. - Ср. "Воспоминания К.Н. Б.-Рюмина (до 1860), изданные акад. Л.Н. Майковым", СПб., 1900. Е. Шмурло.


Биография опубликована на сайте Великие люди России
http://greatrussianpeople.ru/

Адрес биографии:
http://greatrussianpeople.ru/info1488.html