Выдающиеся люди России


Бухарев Александр Матвеевич
Великие люди России

Бухарев, Александр Матвеевич (архимандрит Феодор, 1822 - 71) - явление исключительное в истории русской церкви. В настоящее время он снова стал привлекать к себе внимание наиболее чутких представителей современного богоискательства. Бухарев воспитывался в тверской семинарии и Московской духовной академии, которую окончил в 1846 г. магистром. В том же году был пострижен в монашество и получил кафедру библейской истории, а потом Святого Писания. В 1854 г. переведен в казанскую академию инспектором, в 1858 г. назначен членом петербургского комитета духовной цензуры, а в 1861 г. уволен в число братии Переяславского монастыря Владимирской губернии. В половине 1863 г. он снял сан, женился и до конца жизни вел бедственное существование, кое-как перебиваясь литературными заработками. - Много сильных переживаний выпало на долю Бухарева. Тонко организованная натура молодого благородного монаха ценой своих страданий как бы искупляла грехи целой мрачной эпохи. Бухарев вообще может быть понят только в связи с обстановкой, при которой началась его деятельность. Мрачный Николаевский режим останавливал жизнь во всех направлениях. Церковь под действием этого пресса особенно заметно показывала разруху. Достаточно просмотреть такие, например, книги, как священника Морошкина , "Материалы для истории православной церкви в царствование императора Николая I" (изд. только в 1902 г. Императорским историческим обществом), "О православном белом и черном духовенстве в России" (изд. в 1866 г. в Лейпциге), "Духовная цензура в России 1799 - 1855" А.Н. Котовича , чтобы почувствовать необходимость услышать стон, вопль против совершенно невыносимого положения дел, создавшегося в церкви к половине XIX в. Если когда, то именно в то время наша иерархия из всех сил старалась "служить тем интересам государства, что связывает с церковью оно". Порядки лагеря стали порядками религиозной жизни. Разрыв между передовой частью общества и церковью принял формы непримиримые. Весь ужас этого разрыва пережил Бухарев и принес свою благородную жизнь в жертву искупления. Тяжесть несли с ним и другие представители церкви - Никанор Бровкович , Иннокентий Борисов , - но никто в такой степени, как Бухарев. Вот почему он был почти одинок. Оценить его по достоинству не всегда были в состоянии даже люди бесспорно умные и свежие, как Гиляров-Платонов . Филаретовщина и Протасовщина так приучали идти в ногу, что малейшая попытка высвободиться из-под этой духовной шагистики казалась им чудачеством, почти сумасшествием. - Бухарев духовно вполне сформировался в московской академии. Можно сказать, и почти все, что он напечатал впоследствии, продумано и написано было здесь же. Бухарев внимательно следил за светской литературой. Особенно увлекался он Гоголем . К нему он написал в 1848 г. три письма, из которых уже первое вызвало суровый выговор со стороны Филарета . Нельзя сказать, что Бухарев создал новую или значительно перестроил старую богословскую систему. Главное дело было совсем не в этих построениях, а в настроении, которое их продиктовало. Бухарев читал в московской академии Святое Писание. Легко предвидеть, кто из святых авторов завладеет им. Бурный, пламенный Павел покорял всегда самые сильные религиозные натуры в истории - Иоанна Златоуста , Августина, Лютера - и оплодотворял их умы. Бухарев всосал в себя до такой степени богословие Павла, как никто из русских церковных деятелей. Это неизбежно должно было привести его туда, куда он пришел. Главное дело для человека: "общение в Христовых страстях, участие в духе и расположениях той любви Господней к грешным и заблуждающимся, по которой Он душу Свою положил за них, как будто Он один и был виновен за всех". Все видные деятели православия в прошлом "стояли не за мертвую букву веры, а за самую силу союза людей с Богом во Христе. Ту силу, в отчуждении от которой пропадал бы человек не только для будущей жизни, но и в настоящей". Так было в борьбе с арианством, которое явилось "посягательством на самое значение Христа, как высочайшего для нас начала, - чем все истинное, благое, прекрасное, открытое во Христе человеку заграждалось для последнего". Тем же угрожало несторианство, которое настаивало, что в самом Христе, "основании благодатного соединения человека с Богом, человеческое с Божественным соединилось только случайно, что Христос родился от Своей матери простым человеком, с которым за Его святость уже впоследствии соединился Бог Слово, пребывая в Своей личности всегда отдельным от человечества Христова, от чего самое основание к союзу людей с Богом распадалось бы внутренно в самом Христе". К тому же разрешению вело и монофизитство. "Во Христе человечество поглотилось Божеством, как капля морем, от чего грешные люди должны бы потерять в самом Спасителе Христе доступность, или сродный с их природою способ к своему соединению с Божеством". Затем монофелитство "усиливалось подкопать благодатную возможность для христиан жить своею личностию и всеми сторонами своего существа и на земле и на небе". Но эта догматическая борьба, стоившая стольких жертв, не кончилась и теперь. И теперь есть арианство, полуарианство, монофизитство. "Бросим, говорят, наш слабый человеческий ум, воображение, особенно эту бренную телесность; будем попирать и уничтожать нашу нравственную личность; вознесемся духом к небесному и божественному. Хорошо, но не надо забывать и того, что во Христе и человечество как с душою, так и с телесностию не поглощено Божеством, но ради спасения нашего ума и других духовных наших сил так же, как и нашей телесности, осталось целым в самой Его личности. Подавлять духовным направлением человеческий ум или другие душевные силы, вместо разностороннего раскрытия их во Христе, устранять самую телесность нашу от всякого участия в благодатной духовности, значило бы мириться с духом евтихианства, признававшего поглощение во Христе человеческого Божеским, и с монофелитами не признавать во Христе вместе с Божескою и человеческую волю и деятельность". С этой же точки зрения Бухарев объявляет себя горячим противником папства. Те же основные взгляды диктуют ему мягкое гуманное обращение с старообрядцами и всякими инакомыслящими, позволяют ему благословлять западное образование, отрицать ту простоту веры, которая хуже воровства, отрицать меры, которые "из благочестия делают страшилище для грешных людей". - В общем Бухарев ни в чем ни на йоту не отступает от православия, как понимал его Филарет. Но эту сложную систему он хочет вовлечь в действительное строительство и совершенствование жизни. Это должно было растравить глубокие и темные интересы многих видных представителей тогдашней иерархии. Они привыкли читать в катехизисе о Боге-Духе всеблагом, а в жизни равнодушно взирать на "сокрушение челюстей ближнего". Бухарев заявил, что так жизнь значит "иудействовать в христианстве". Этого протеста не могли простить люди, лень которых была растревожена, и Бухарев должен был погибнуть. Митрополит Филарет очень волновался, что монах-профессор тяготеет к светской литературе и современности, но придраться не мог и сплавил его в Казань просто за то, что он был человек "полезный". В Казани Бухарев оставил у многих по себе неизгладимую память как инспектор академии. Его правление показало, что порядок в высшей бурсе можно было поддерживать без той возмутительной дисциплины, которая до недавнего времени превращала студентов наших академий в богаделенок. Здесь Бухарев не мог сойтись с ректором Иоанном , впоследствии епископом Смоленским, человеком большого, но холодного ума, надменным и сухим. Бухарев был выжит в цензурный комитет. В сущности, это назначение было надругательством: меньше всего этот кроткий, талантливый и любящий монах мог нести службу в жандармерии печати. Эта служба столкнула Бухарева с его литературным палачом, редактором "Домашней Беседы", Аскоченским . В качестве цензора Бухарев задержал несколько непристойных статей "Домашней Беседы". Отсюда ненависть и беспощадная травля. Добить Бухарева не стоило большого труда. Он, между прочим, занимался с первых лет своей службы изучением Апокалипсиса. Об этом знал Филарет и видел в работе "мерцание света", но воспротивился ее опубликованию. Во время всей последующей своей жизни Бухарев вкладывал в толкование этой загадочной книги свои заветные мысли и наблюдения. В столице, на свободе, он приготовил книгу к печати и провел ее через цензуру. Было уже набрано несколько листов. Но Аскоченский поднял шум. Синод приостановил печатание книги и принялся за ее рассмотрение. В феврале 1862 г. книга была запрещена. Тогда Бухарев решил сложить сан. В письме к А.В. Горскому в июле 1862 г. Бухарев писал: "Труд мой об Апокалипсисе, который мог бы сколько-нибудь будить рассуждающих к серьезным мыслям и заботам о нынешних духовных затруднениях и опасностях, остановлен. Что же? И мне идти на покой нравственного усыпления? Другие не хотят, ну так мне самому ничто не препятствует испытать на деле служение Христу-Богу и в мирском звании". В июне 1863 г. архимандрит Феодор снова стал Александром Матвеевичем, а в августе женился. Его настроение и образ жизни не изменились. Только прибавилось огорчений. Он много писал, но журналы по разным причинам закрылись для него. Издание брошюр и книг требовало денег, а их можно было доставать с трудом. Он умер в нужде и чахотке. Ни преследования, ни болезнь, ни лишения не отравили любвеобильного настроения этого кроткого, но стойкого рыцаря русской церкви. Рядом с раскрепощением народных масс он пытался идти к раскрепощению религиозному. Но тут оковы были крепче. Дело Бухарева, однако, не может погибнуть. У него оказались преемники. Соловьев часто говорил его языком. Представители нового религиозного сознания вновь выдвигают его идеи. Общество начинает по смерти ценить его больше, чем ценило при жизни. - Бухарев напечатал: "О принципах или началах в делах житейских или гражданских" (СПб., 1858); "Явление Христа народу (Картина Иванова)" (СПб., 1859); "О православии в отношении к современности" (СПб., 1860); "Об Апостоле Павле" (СПб., 1861); "Три письма к Гоголю, писанные в 1848 г." (СПб., 1861); "О Новом Завете Господа нашего Иисуса Христа" (СПб., 1861); "Иов многострадальный" (М., 1864); "Изъяснение I главы книги Бытия" (СПб., 1862, 1864); "Приемы и беспристрастие в критическом деле редактора "Домашней Беседы" В. Аскоченского" (СПб., 1862); "Святой пророк Иеремия" (М., 1864); "Святой пророк Иезекииль" (М., 1864); "Святой пророк Даниил" (М., 1864); "О подлинности и целости священных книг пророков Исайи, Иеремии, Иезекииля и Даниила" (М., 1864); "Исследование о достоинстве, целости и происхождении 3 книги Ездры" (М., 1864); "Печаль и радость по слову Божию" (М., 1864); "Письма о благодати Святых таинств церкви православно-католической" (М., 1864); "О современных духовных потребностях мысли и жизни, особенно русской" (М., 1865); "Об упокоении усопших и о духовном здравии живых" (М., 1866); "Книга для обучения чтению и письму" (М., 1867) и много статей в разных журналах. В 1906 г. в Санкт-Петербурге перепечатаны главнейшие статьи в сборнике "О православии в отношении к современности". Все лучшее о Бухареве вышло из-под пера его ученика по казанской академии профессора П.В. Знаменского : "История Казанской Духовной Академии за первый период ее существования" (в. 1 - 3, Казань, 1891 - 92); "Печальное двадцатипятилетие" ("Православный Собеседник", 1896); "Православие и современная жизнь. Полемика 60-х годов об отношении православия к современной жизни" (М., 1906). В упомянутом сборнике 1906 г. профессором Знаменским написана биография Бухарева. В этих работах указаны почти все произведения Бухарева и источники сведений о нем. - Ср. еще С. Смирнов , "История Московской Духовной Академии до ее преобразования" (М., 1879); А.С. Бухарева, "А.М. Бухарев. Из материалов к биографии", в 1-й книге литературно-философского сборника "Свободная совесть". Московское книгоиздательство "Путь" объявило о предстоящем выходе в свет монографии о Бухареве С.С. Розанова. И. Андреев.


Биография опубликована на сайте Великие люди России
http://greatrussianpeople.ru/

Адрес биографии:
http://greatrussianpeople.ru/info2218.html