Выдающиеся люди России


Венелин Юрий Иванович
Великие люди России

Венелин Юрий Иванович - славист-романтик (1802 - 1839), уроженец Северной Венгрии, сын православного священника из русско-румынской фамилии Гуца, Венелин учился в унгварской (унгородской) гимназии; обратил на себя внимание начальства местной духовной семинарии, давшего ему стипендию для продолжения образования. Заинтересовавшись историей, Венелин тайно уходит в Галицию, в 1822 г. поступает во Львовский университет и меняет фамилию на Венелович-Венелин, чтобы духовное начальство не узнало своего стипендиата. Интерес к русской и славянской истории привел Венелина в Россию. В Кишиневе он получил место преподавателя в духовной семинарии, здесь познакомился с болгарскими эмигрантами и заинтересовался далеким прошлым болгар. С большими трудностями добрался он до Москвы (1825), но поступил не на историко-филологический, а на медицинский факультет. Это имело печальные последствия для Венелина: медициной он тяготился, а в исторических занятиях остался дилетантом. Влияние на Венелина имели С. Аксаков (сыну его, Константину , Венелин давал уроки) и М. Погодин , а Венелин усилил интерес Погодина к славянству. Рецензией на книгу Яковенко о румынах Венелин выступил в печати ("Московский Вестник", 1828); через год вышли его "Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам" (т. I, М., 1829). Он исследовал здесь, главным образом, вопрос о происхождении болгар, доказывая их принадлежность к славяно-русскому племени, а не татарскому (мнение Тунмана и Энгеля), указывая сходство между русскими и азиатскими (волжскими) болгарами в языке, нравах, обычаях, религии и т. д. Вывод Венелина, что славяне - такие же старожилы в Европе, как греки и римляне, проходит через всю его книгу, имеющую значение не научного исследования, а скорее славянофильского воззвания, с восторгами пред прошлым и упованиями на будущее великого славянского народа, с мыслями о равноправии всех отдельных племен. Лишенный метода, независимый от авторитетов, "самоучка" в собирании и комментировке материала, подавленный заранее созревшей идеей о родстве болгар с русскими, энтузиаст Венелин не был оценен русской критикой, не обратившей внимания на единственную ценную часть книги, где речь шла о современных болгарах. Эти сведения были полной новостью: в книге Венелина болгары, которых еще недавно смешивали с сербами, впервые представлены были как многочисленный народ в пределах былой Болгарии, Румелии, Македонии, Фессалии, Албании, румынских землях, Бессарабии и Новороссийском крае. Не будь неблагоприятных политических условий, они, по словам Венелина могли бы быть таким же колоссальным народом, как и россияне; они продолжают говорить на родном языке (перед войной 1828 г. в одном московском журнале говорилось, что балканские славяне исчезли, и не слышны уже славянские звуки за Дунаем). Никто из "европейских публицистов, человеколюбивых политиков", вздыхающих над судьбой греков, не вспоминает о болгарах; русские историки перечисляют вымершие племена поморских славян и не знают о живых болгарах, от которых Русь получила крещение, на языке которых читали и писали почти до Ломоносова . Книга Венелина была принята скорее неблагосклонно, хотя серьезных возражений ему никто не сделал. Венелин мечтал о поездке в Болгарию. Московские покровители устроили ему через Шишкова первую по времени командировку на год от Академии Наук для изучения памятников письменности, археологии и "новоболгарского" языка. Весной 1830 г. Венелин едет в "классическую для филологов и славянских историков страну", "на родину Баяна, славянского Оссиана". Увидел он в сущности очень немногое, и то с затруднениями, должен был ограничиться только северо-восточными пунктами (русские войска уже покидали Болгарию), жаловался на подозрительность болгар; узнал о существовании "Истории Паисия Хиландарского" и осенью переехал в Валахию. Лингвистический и фольклорный материал (около 50 песен) он собрал от болгар-эмигрантов, а не в самой Болгарии. Он списал массу грамот в бухарестской митрополии и у частных лиц и через Молдавию и Кишинев вернулся в Москву (1831). Тяжелые материальные условия, уроки, журнальная работа, увлечение большими и темными научными вопросами и другие обстоятельства задержали отчет его академии, и только через два года он послал ей копии 66 "влахо-болгарских или дако-славянских" грамот, с 20 снимками, историческим предисловием, комментариями и словарем. В 1834 г. в русских университетах учреждены были славянские кафедры. Погодин рекомендовал Венелина в Московский университет, для чего, кроме болгарской грамматики и списка трудов, представил факультету ценный и теперь, широко задуманный "Конспект преподавания истории славянского языка и литературы", составленный по определению совета Московского университета (напечатан П. Лавровым в II т. "Древностей. Труды Слав. Ком. Московского Археологического Общества", 1898, отд. II, 110 - 124). Не имевший ученой степени, Венелин не получил кафедры. Он продолжал разрабатывать материалы, написал очерк "Об источнике народной поэзии вообще и о южнорусской в особенности" (М., 1834) с характеристикой велико- и малорусских песен, оставшуюся в рукописи первую по времени "Грамматику нынешнего болгарского наречия" (Венелин не знал разных говоров, в сущности, очень разнообразных, увлекался гипотезами, иногда фантазировал, и в общем его представление о болгарском языке хаотично); издал книгу "О характере народных песен у славян задунайских" (М., 1835), с очень красивой характеристикой славянской души на основании песенных образов и настроений (ср. отзыв Белинского, "Полное собрание сочинений", редакция С. Венгерова , II, 397 - 401), затем исследование "Древние и нынешние словене в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам" (история среднедунайских славян, к которым всегда увлекающийся Венелин относит и, несомненно, неславянские народы, например, этрусков). Другие его труды: "Скандинавомания и ее поклонники, или Столетние изыскания о варягах" (против теории Байера и Шлецера); "О зародыше новоболгарской литературы" ("Московский Наблюдатель", 1837, IX и отд. 1838); "Принятие христианства славянскими народами до Кирилла и Мефодия" (1839). Болезнь, служба в одном из институтов, увольнение вследствие каких-то интриг, неудачи по части печатания его книг (законченного уже после смерти Венелина), неуживчивый характер, замкнутость, цепь разочарований - все это отравляет последние годы жизни Венелина. Погребен он в Даниловском монастыре (П. Россиев "Забытые могилы московских кладбищ", "Исторический Вестник", 1906, VI, 830). Большая часть рукописей Венелина сохранилась в Румянцевском музее и Московском Обществе истории и древности (И. Шишманов "Венелиновите книжа в Москва", "Бълг. Прегл." IV, 1897, VIII, 17 - 46; IX, 36 - 70; X, 1898, 35 - 51; Е. Соколов "Бумаги Ю. И. В., хранящиеся в библиотеке Императорского Общества Истории и Древней России", в "Чтениях", 1899, книга III, 190). После его смерти напечатаны: "Влахоболгарские грамоты" (СПб., 1840), "Древние и нынешние словене" (М., 1841), "Скандинавомания" (1842), "О слове болярин", "Нечто к изысканиям о готах", "Окружные жители Балтийского моря", "О соляном озере Halmyris", "Мысли об истории вообще и русской в частности", "О древних жилищах русского народа и о времени рождения названий: греческое, латинское, русское или гражданское, славянское или церковное письмо" (все эти статьи в "Чтениях общества истории и древности" за 1846 и 1847 годы), "О нашествии завислянских славян на Русь" (там же, 1848), "Критические исследования об истории болгар" (М., 1849). Собранные Венелиным болгарские песни вошли в сборник П. Бессонова (см. т. V, 634). О значении работ Венелина для национального возрождения болгар и о появлении "венелиновцев" см. т. VII, 322 - 3. - Литература: И. Молнар "Черты из частной и ученой жизни Ю. И. В." (предисловие к книге "Древние и нынешние словене". М., 1841); "Жизнеописание на Ю. И. В., переведено от Н.Х. Палаузова" (Одесса, 1851); И. Бессонов "Некоторые черты путешествия Ю. И. В. в Болгарию" ("Москвитянин", 1856, Х); "Ю. И. В." ("Журнал Министерства народного просвещения", 1882, VI); "Два письма от Ю. И. В. до Василия Априлов" ("Сборник болгарского министерства народного просвещения", I, 1889); М. Балабанов "Отзыв в Болгария по Венелиновите писма" (там же, II, 1890); "Отчет Императорской Публичной Библиотеки за 1891 г." (СПб., 1894); Н. Барсуков "Жизнь и труды Погодина" (СПб., 1889 - 92, тт. II - V); И. Шишманов "Първата среща на Априлова с В." (Кюстендил, 1898); В. Перетц "Ю. И. В." ("Критико-биографический словарь" С. Венгерова, V); Савов "Честуване 100-годишната от рождение на Ю. И. В. в София" ("Учил. Прегл.", 1902, XI); В. Гнатюк "Кiлька причинкiв до бiографии Юрия Гуци (Венелина)" ("Записки Науков. товарищества имени Шевченко", XLVII, 1902); М. Попруженко "Ю. И. В. и неговато значение в историята на бълг. възрождание" (София, 1903); В. Златарски "Ю. И. В. и значение-то му за българите" ("Летопись на Бълг. Книж. Дружество", III, 1903, и отд. София, 1903); "Ю. В." ("Известия славянского благотворительного общества", 1903, IV); Хр. Стоилов "Дейность на В. по българская фолклор" ("Период. спис." LXVI, 1905, 345 - 390, с библиографией о Венелине и его сочинений); И. Ягич "История славянской филологии" (СПб., 1910, 449 - 456). А. Яцимирский.


Биография опубликована на сайте Великие люди России
http://greatrussianpeople.ru/

Адрес биографии:
http://greatrussianpeople.ru/info2692.html