Выдающиеся люди России База данных выдающихся людей России обновлена. Теперь она насчитывает более 14700 биографий!
Также спешим сообщить Вам, что на нашем сайте "Великие люди России" добавлена форма для обратной связи, с помощью которой можно сообщить нам Вашу интересную информацию или же сообщить о найденной ошибке. Далее...
Открытие сайта "Великие люди России" Свершилось!
Наш сайт увидел свет.
Поздравляем Вас... и нас конечно!
Подробнее о проекте "Великие люди России" Вы можете прочитать в этом разделе. Далее...

Глинка Александр Сергеевич



Глинка Александр Сергеевич - Глинка, Александр Сергеевич - талантливый критик; пишет под псевдонимом Волжский.

Родился в Симбирске около 1880 г. Выдержав экстерном экзамен на аттестат зрелости, поступил на юридический факультет Московского университета.

За участие в уличных студенческих беспорядках 1901 г. и по обвинению в издании нелегального органа "Студенческая Жизнь" сидел некоторое время в одиночном заключении, а затем был выслан на родину.

Студентом 1-го курса напечатал "О ценности" в "Научном Обозрении" (1900, ¦ 5. В 1902 г. издал (СПб.) "Два очерка об Успенском и Достоевском", в 1903 г. (СПб.) - "Очерки о Чехове", в 1907 г. (СПб.) "Гаршин как религиозный тип", в 1907 г. (СПб.) "Ф.М. Достоевский.

Жизнь и проповедь".

Получил от Н.К. Михайловского предложение принять участие в "Русском Богатстве", во многом не сошелся с редакцией и поместил в этом журнале только статью "Г.И. Успенский о заболевании личности русского человека" и несколько рецензий.

В "Мире Божьем" поместил статьи о Короленке (1903, ¦ 7) и Достоевском (1905, ¦ 6 - 8), в "Вопросах философии и психологии" (кн. 64) - "Торжествующий аморализм", в "Русских Ведомостях" (1903) - "Человек в философской системе Владимира Соловьева".

Когда окончился срок ссылки, Глинка некоторое время жил в Самаре и сотрудничал в "Самарской Газете", позднее в "Самарском Курьере".

В 1903 г. был приглашен вести критический отдел в "Журнале для всех", где поместил ряд обративших на себя большое внимание статей о Горьком (1904, ¦ 1 и 2), Леониде Андрееве (1904, ¦ 7), Метерлинке (1904, ¦ 9), неоидеализме (1903, ¦ 12), марксизме (1904, ¦ 4) и др. Ярко выраженный уклон в сторону мистики был причиной того, что Глинке пришлось оставить журнал, распространенный в среде, которая с величайшей подозрительностью относится о всякой мистике, боясь ее родства с клерикализмом.

Он принял участие в преобразованном "Новом Пути", а с 1905 г. состоял деятельным сотрудником "Вопросов Жизни", где, между прочим, поместил обширную статью: "Мистический пантеизм В.В. Розанова" (¦ 1 - 3). Часть написанного Глинкой собрана им в книге "Из мира литературных исканий" (СПб., 1906). Заглавие этого сборника очень верно определяет основную черту духовного облика Волжского.

Он - искатель истины в лучшем смысле слова. Ему чужда робость людей, желающих прежде всего успокоения на лоне какого-нибудь определенного миросозерцания; мысль его всегда тревожна.

"Критиком" Волжского можно назвать только с формальной точки зрения, потому что он пишет по поводу литературных явлений; чисто литературная сторона этих явлений его совершенно не интересует.

В книжке о Чехове он так прямо и заявляет, что цель его - "рассмотреть идейное содержание литературной работы Чехова под одним строго определенным углом зрения".

Разбирая творчество Горького, он тоже прямо отказывается от разбора художественных особенностей его. Властитель дум Волжского - Достоевский - занимает его исключительно со стороны постановки религиозно-нравственной проблемы.

В своих исканиях Волжский пережил два основных фазиса, осложненных, однако, тем, что ни с одним из пережитых настроений он не сливался всецело.

В первом фазисе молодые порывы все "искали самого настоящего, где все станет понятно и поймешь самое важное, что делать теперь же, куда себя девать, как использовать рвущиеся на живое и ответственное дело молодые, задорные силы". Мучил трагизм человеческого существования, более всего - "унижение человеческое", манила "греза о конечной гармонии всечеловеческого успокоения, всеобщего спасения от зла", хотелось "жить и работать для этого, всего себя отдать, и скорее, скорее..." Но как? Ответ давали Чернышевский , Добролюбов , Писарев , Миртов и, особенно, Михайловский.

Это решающее значение Михайловского в "духовной родословной" молодого писателя "было превзойдено новым углубленным чтением и изучением Достоевского".

Промежуточным звеном было увлечение Кантом и неокантианством, от "Критики чистого разума" к "Критике практического разума", от гносеологии к религии и религиозной метафизике.

"В Достоевском и в том, что за ним и около него, я пережил свой собственный личный кризис рационализма и сознательно и свободно пошел к подлинной религии, не чураясь метафизики и не боясь мистики.

Достоевский влек меня, конечно, не в социально-политических моментах своего творчества, а в религиозно-философских озарениях.

Осложнение старой идеологии новыми напластованиями шло у меня медленно, с вечной боязнью оступиться, с раздумьем и оглядыванием назад, в страхе переступить дорогое старое новым нужным.

Это не страх свистков и усмешечек, которыми преследуется в нашей прогрессивной литературе все уклоняющееся из-под общепризнанного шаблона, а боязнь самого себя, желание не обрывать без нужды традиционной преемственной связи, потребности быть в связи с прошлым, с умершим, своего рода культ отцов, предков.

Нарастающая сложность религиозно-философских увлечений всегда была для меня требованием живой совести, как интеллектуальной, так и этической, дальнейшим обоснованием и укреплением того живого делания, к которому звали все впечатления с самого раннего детства".

Как ни искренни и глубоки порывы Глинки к мистике, они не идут на пользу его изящного и тонкого таланта.

Как писатель-мистик, он не представляет интереса, потому что в этой области мало самостоятелен и слишком доверчив.

К Достоевскому он, например, относится с совершенно слепым обожанием, не желая замечать его точек соприкосновения с византинизмом и грубым шовинизмом.

Еще печальнее увлечение патологической эротикой Розанова . Совершенно не соответствует также тревожности исканий Волжского его стремление к осевшим формам религиозной мысли. Лучшая сторона его "живого делания" там, где он в рассудочность русской радикальной программы вносит мечтательность мистических порываний, выводя обязанности мыслящего человека из тоски по идеалу, из потребности жертвы, из любви к Богу как началу справедливости.

Соединение мистики и метафизики с непреклонной преданностью русской социально-политической радикальной программе делает Глинку одним из наиболее видных представителей того "неоидеализма", который создан в последние годы С. Булгаковым , Н. Бердяевым , профессором Новгородцевым, П.Б. Струве и др. С. Венгеров.

версия для печати

Биография Глинка Александр Сергеевич - Великие люди России

Глинка Александр Сергеевич упоминается в следующих биографиях: Не найдено упоминаний в биографиях.
Попробуйте воспользоваться поиском

А также часто у нас смотрят биографии следующих великих людей России:

Смотрите также:

биография Алфераки Сергей Николаевич Алфераки Сергей Николаевичбиография Ахатов Габдулхай Хурамович Ахатов Габдулхай Хурамовичбиография Добрыня Никитич Добрыня Никитичбиография Николай II (Император Всероссийский) Николай II (Император Всероссийский)биография Кирилл (Константин) Кирилл (Константин)