Выдающиеся люди России База данных выдающихся людей России обновлена. Теперь она насчитывает более 14700 биографий!
Также спешим сообщить Вам, что на нашем сайте "Великие люди России" добавлена форма для обратной связи, с помощью которой можно сообщить нам Вашу интересную информацию или же сообщить о найденной ошибке. Далее...
Открытие сайта "Великие люди России" Свершилось!
Наш сайт увидел свет.
Поздравляем Вас... и нас конечно!
Подробнее о проекте "Великие люди России" Вы можете прочитать в этом разделе. Далее...

Анна Леопольдовна



Анна Леопольдовна, правительница Российской империи (с 9 ноября 1740 года по 25 ноября 1741 года), дочь герцога Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского и царевны Екатерины Иоанновны . Родилась в Ростоке 7 декабря 1718 года; там же была окрещена по обряду протестантской церкви и наречена Елизаветой-Христиной.

На родине она прожила лишь до трех лет. Супружеская жизнь ее матери, Екатерины Иоанновны, была очень несчастлива: грубость, сварливость и деспотизм ее мужа были совершенно невыносимы.

Она прожила с ним все же шесть лет, но больше не могла терпеть его выходок и уехала в Россию (1722), увезя с собою дочь. В России их встретили неприветливо.

Она жила при старой царице Прасковье Феодоровне , то в Москве, то в Петербурге, то в окрестностях столиц.

Елизавета-Христина росла в темной среде, под надзором малообразованной матери, не получая правильного воспитания и образования.

Обстоятельства изменились в 1731 году. Вступление на престол Анны Иоанновны , не имевшей детей, выдвинуло вопрос о преемнике ее. Желая сохранить русский престол за своим родом, императрица Анна приблизила 13-летнюю племянницу к своему двору и окружила ее штатом служителей и наставников.

Воспитательницей принцессы была назначены француженка, вдова генерала Адеркас; в православии ее наставлял сам Феофан Прокопович . Однако и под руководством этих лиц духовное развитие принцессы мало подвинулось вперед; они не внушили ей ни умственных и нравственных интересов, ни даже вкуса к культурному обществу и уменья держать себя в нем с достоинством.

Впрочем, она выучилась языкам французскому и немецкому и привыкла к чтению.

Для приискания подходящего жениха на Запад отправили генерал-адъютанта Левенвольде, который предложил двух кандидатов: маркграфа бранденбургского Карла и принца Антона-Ульриха Брауншвейг-Беверн-Люнебургского.

Брак с первым повел бы к сближению с Пуссией, брак со вторым, племянником императора Карла VI, - с Австрией.

Венский двор приложил все усилия к тому, чтобы расстроить брак с маркграфом Карлом и, опираясь на сочувствие руководителей русской политики, благоприятствовавшей Австрии, добился того, что Антону-Ульриху было разрешено приехать в Россию.

28 января 1733 года он прибыл в Петербург, был принят на русскую службу и 12 мая 1733 года присутствовал при торжественном обряде принятия принцессой Елизаветой православия.

Новое имя ее, данное в честь императрицы, - было А. Но с браком не торопились, холодность, проявляемая А. к жениху, была слишком очевидна, и свадьбу отложили до совершеннолетия невесты.

Равнодушие А. к жениху поддерживалось и усиливалось увлечением А. саксонским посланником, графом К.М. Линаром, красавцем и щеголем.

Этому увлечению покровительствовала г-жа Адеркас, сторонница прусской партии.

Разгневанная императрица распорядилась выслать Адеркас за границу (1735), а граф Линар, по ее просьбе, был отозван своим двором.

За А. был установлен строгий надзор, жизнь ее стала еще уединеннее и однообразнее, чем прежде: посторонние являлись к ней лишь с официальными визитами, в торжественные дни. А. по-прежнему вела пустой и праздный образ жизни и если читала, то только произведения французской беллетристики.

Так прожила она четыре года, до вступления в брак (1739).

Он был ускорен тем, что Бирон замыслил женить на А. своего сына Петра . Отвергнув предложение Бирона, А. изъявила согласие на супружество с Антоном-Ульрихом, и брак был отпразднован 3 июля 1739 года. Бирон возненавидел новобрачных и портил их жизнь, насколько мог. Семейная обстановка А. сложилась так же неудачно, как и у ее матери.

Она не любила мужа, ссоры между ними были часты; взаимную вражду раздували придворные.

12 августа 1740 года у А. родился сын, названный при крещении, в честь прадеда, Иоанном и объявленный манифестом 5 октября 1740 года наследником престола.

17 октября 1740 года умерла императрица Анна Иоанновна, и регентом империи стал Бирон. Регентство Бирона при жизни родителей императора было явлением странным и обидным для них, о чем многие в России говорили открыто.

В самом положении о регентстве были пункты, которые должны были вызвать столкновения Бирона с прочими первыми персонами двора и с родителями императора; таковы были вопросы о звании генералиссимуса, о деньгах на содержание дворов и т. п. Бирон не умел или не хотел избегать столкновений с принцем и принцессой, а неудовольствие же среди более широких слоев населения думал подавить мерами строгости.

Общая вражда к Бирону не сблизила принца с принцессой; А. не поддерживала мужа, явно оскорбляемого Бироном.

До регента доходили слухи о неблагоприятных для него разговорах при дворе принцессы.

Секретарь ее Семенов открыто сомневался в подлинности подписи императрицы на указе о регентстве.

Бирон негодовал и в гневе пригрозил А., что вышлет ее с мужем в Австрию, а в Россию призовет принца Голштинского.

В то же время он намеревался преобразовать гвардию: рядовых из дворян определить в армейские полки офицерами и заместить их простолюдинами.

Слухи об этом и грубые угрозы Бирона испугали и встревожили А. Она обратилась за советом к Миниху , который, с ее одобрения, составил и осуществил план низложения Бирона.

В ночь с 8 на 9 ноября он, в сопровождении небольшого отряда солдат, арестовал регента.

Той же участи подверглись его родные и приверженцы.

Над арестованными был наряжен суд, приговоривший Бирона и Бестужева к смертной казни четвертованием, но, помилованные правительницей, они были сосланы: первый - в Пелым, второй - в его деревни.

9 ноября был обнародован манифест о назначении правительницей государства, вместо Бирона, Анны, с титулом Великой Княгини и Императорского Высочества.

По случаю этого события были объявлены милости народу и возвращены многие, сосланные в Сибирь предшествующим правительством.

Первым сановником государства сделался Миних, но ненадолго.

Устраивая переворот, честолюбивый Миних мечтал о первенстве в государстве и чине генералиссимуса, но указом 11 ноября этот чин был дан принцу Антону, правда, с оговоркой, что это уступка со стороны Миниха.

Зато Миниха выделили из числа вельмож, и хотя Остерман был пожалован генерал-адмиралом, Черкасский - великим канцлером, Головкин - кабинет-министром и вице-канцлером, - однако Миних был объявлен "первым в империи" после принца Антона и стал главным руководителем как внутренней, так и внешней политики страны.

Такое положение Миниха, особенно нежелательное для Остермана, было неудобно очень многим.

Между министрами началась глухая борьба; единства в управлении не было. Уже в начале января 1741 года враги Миниха добились того, что в делах военных его подчинили принцу Антону, а во внешней политике - Остерману.

28 января 1741 года Кабинет был разделен на три департамента: военных дел, руководимый Минихом, внешних и морских, во главе с Остерманом, и внутренних с Черкасским и Головкиным.

В ведении Миниха остались лишь сухопутная армия, нерегулярные войска, артиллерия, фортификация, кадетский корпус и Ладожский канал, да и то обо всем он должен был рапортовать принцу.

Наконец, А. перестала принимать Миниха для личного доклада наедине, а всегда призывала при приеме и принца.

Оскорбленный Миних потребовал отставки, которая и была ему дана (3 марта 1741 года) в очень обидной для его самолюбия обстановке.

Устранение Миниха отразилось, прежде всего, на внешней политике России: благоприятная прежде для Пруссии, она склонилась теперь на сторону Австрии.

Имперский посол, покинувший Россию еще при жизни императрицы Анны Иоанновны, - маркиз Ботта - вернулся в Петербург; возвратился и Линар. Им без труда удалось привлечь Россию к старому союзнику, Австрии, и добиться обещания 30- или 40-тысячного вспомогательного корпуса.

Линар успел в делах не только политических, но и личных; его осыпали милостями - сделали обер-камергером русского двора, пожаловали ордена Александра Невского и Андрея Первозванного и, чтобы окончательно привязать к России, решили устроить его брак с фавориткой правительницы, Юлианой Менгден . Линар уехал на родину, чтобы подготовить все нужное для брака и переезда в Россию, но на обратном пути, в Кенигсберге, узнал о падении правительства А. Появление Линара в России и его роль при дворе напоминали придворным времена Бироновщины: многие были недовольны новым фаворитом, а принц Антон - в особенности.

Несогласия между супругами усилились и способствовали раздроблению и без того недружного правительства на партии.

Первое время после падения Миниха главенствовал Остерман; он находил поддержку у принца Антона.

Его противниками были Головкин, находивший сочувствие и помощь у Ю. Менгден и самой правительницы, которая часто распоряжалась делами, порученными Остерману, даже не извещая его о том. Рознь в правительстве придавала его деятельности характер случайный и беспорядочный.

Внутренние мероприятия правительства А. касались администрации, правосудия, финансов и промышленности.

Так, для облегчения от волокиты челобитчиков на Высочайшее имя учреждена должность рекетмейстера (12 ноября 1740 года), который, кроме приема, разбора и направления челобитных, объявлял Сенату высочайшие резолюции на его всеподданейшие доклады и Синоду - именные повеления.

Должность эта была вскоре упразднена (4 марта 1741 года), и дела ее ведения переданы Кабинету.

Обращено было внимание на медленность хода дел в Кабинете и Сенате, и приняты меры для ускорения их. Чтобы упорядочить финансы, было предположено пересмотреть все статьи дохода и расхода, сократив, насколько возможно, последние.

Всем правительственным местам было вменено в обязанность посылать в Кабинет ведомости имеющихся у них денег. Каждый департамент должен был из года в год сохранять из своих сумм известный остаток (12 января 1741 года). В марте 1741 года была учреждена особая "комиссия для рассмотрения государственных доходов", подчиненная надзору Кабинета.

В видах упорядочения торговли и промышленности были изданы устав о банкротах (15 декабря 1740 года) и "регламент или работные регулы на суконные и каразейные фабрики" (2 сентября 1741 года), касавшийся наблюдения за содержанием машин, размера и качества сукна, а также и отношения предпринимателей к рабочим (15-часовой рабочий день, минимум платы, больницы для рабочих и т. п.). Но не внутренняя, а внешняя политика привлекала по преимуществу внимание правительства.

Сближение России с Австрией было нежелательно не только для Пруссии, но и для Франции, которой, в конце концов, удалось подстрекнуть Швецию объявить войну России (28 июня 1741 года). Эта неудачная для Швеции война закончилась уже в царствование Елизаветы Абосским миром. Начиная войну, шведы манифестом, обращенным к русским, объявили себя защитниками прав на русский престол Елизаветы и Петра , герцога Голштинского.

В Петербурге, еще до войны, шведский посланник Нолькен и французский посол Шетарди интриговали с целью возвести цесаревну Елизавету на престол, убеждая ее уступить шведам русские прибалтийские земли в благодарность за военную помощь.

Шетарди сносился с цесаревной и лично, и через Лестока , но не добился определенного ответа.

Елизавета хорошо понимала, что главная ее поддержка - не шведы и французы, а гвардия.

Интриги Шетарди и его приспешников велись довольно неловко и не были тайной для русского двора. Английский посол подробно рассказал о них Остерману.

Канцлер сообщил о том правительнице, но ни его представления, ни убеждения Ботты и принца Антона-Ульриха не побудили ее принять решительные меры против сторонников цесаревны.

Головкин советовал, для прекращения всяких попыток к ниспровержению правительницы, принять ей титул императрицы, но и это она отложила до дня своего рождения - 7 декабря 1741 года. Вообще, А. была очень мало пригодна к той роли, которая выпала на ее долю: необразованная, ленивая, беспечная, она не хотела и не умела вникать в государственные дела, а с другой стороны - вмешивалась в управление страной и хотела им распоряжаться.

По бесхарактерности она поддавалась влиянию окружавших ее людей, выбирать которых совершенно не была способна.

Ее любимым занятием была карточная игра, любимым обществом - кружок лично очень близких ей людей, с Менгден во главе. Они собирались у нее иногда с утра, и А. выходила к ним прямо из спальни, не наряжаясь, даже не умываясь, не причесываясь, и проводила с ними так день до вечера, болтая и играя. Со свойственным ей добродушным легкомыслием приняла она и известие о замыслах цесаревны.

Лишь 23 ноября, на куртаге в Зимнем дворце, правительница решилась объясниться с цесаревной о ее сношениях с Шетарди и о деятельности Лестока, пригрозив принять против них меры. 24 ноября гвардия получила приказ выступать к Выборгу.

Принц Антон-Ульрих хотел тогда же арестовать Лестока и расставить по улицам пикеты, но А. на это не согласилась.

Разговор с правительницей и приказ о выступлении гвардии побудили цесаревну к деятельности.

В ночь с 24 на 25 ноября она, в сопровождении отряда гвардейцев, арестовала правительницу, ее мужа, малолетнего императора и его сестру - Екатерину (родилась 26 июля 1741 года). Цесаревна лично вошла в покои правительницы и разбудила ее. А. не сопротивлялась перевороту, а лишь просила не делать зла ни ее детям, ни Юлиане Менгден.

Елизавета успокоила ее, обещала исполнить ее просьбу и в своих санях повезла в свой дворец, куда привезли и семью правительницы.

В ту же ночь были арестованы Миних, Остерман, Левенвольде, Головкин, Менгден, Лопухин.

В манифесте 27 ноября 1741 года, говорившем об упразднении правительства императора Иоанна VI, было объявлено о всей брауншвейгской фамилии, что императрица, "не хотя никоих им учинить огорчений", отправляет их за границу.

12 декабря 1741 года А. и ее семейство выехали в Ригу, где их, однако, заключили под стражу и держали так до 13 декабря 1742 года. У низложенной династии оказались деятельные враги и друзья; первые были сильнее вторых.

Прусский посланник, от имени своего короля, и Шетарди, лично от себя, советовали сослать брауншвейгскую фамилию в глубь страны.

Маркиз Ботта и Лопухины интриговали (ограничиваясь болтовней) в пользу низложенного правительства.

Но нашлись и более решительные сторонники А.: камер-лакей Турчанинов замышлял цареубийство с целью освободить престол для Иоанна VI. Все это ухудшило положение семьи бывшей правительницы.

В декабре 1742 года она была заключена в крепость Дюнамюнде, где у А. родилась дочь Елизавета.

В январе 1744 года их всех перевезли в город Раненбург (Рязанской губернии), куда прибыли и неразлучные с ними Юлиана Менгден и адъютант принца Антона-Ульриха, полковник Геймбург.

В июле того же 1744 года в Раненбург прибыл барон Корф с приказом императрицы перевезти брауншвейгскую семью сначала в Архангелськ, а потом в Соловки.

Бывшая правительница отправилась в далекий и тяжелый путь, больная, в осеннюю распутицу.

Ее страдания усугубились тем, что Юлиану Менгден, вместе с полковником Геймбургом, оставили в Раненбурге под крепким караулом.

Брауншвейгская фамилия до Соловков добраться не смогла; помешали льды, и ее оставили в Холмогорах, поместив ее в бывшем архиерейском доме, обнесенном высоким тыном, под бдительным надзором сторожей, совершенно разобщившим ее с внешним миром. Развлечением заключенных были прогулки по саду при доме и катанье в карете, но не далее двухсот сажен от дома, и то в сопровождении солдат.

Заключенные, вследствие ничтожности средств, отпускаемых на их содержание, и произвола стражи, часто нуждались в самом необходимом для существования.

Жизнь их была очень тяжела.

В таких условиях у А. родились сыновья Петр (19 марта 1745 года) и Алексей (27 февраля 1746 года). Родив последнего, А. заболела родильной горячкой и скончалась на 28 году жизни. 7 марта 1746 года Гурьев, сменивший в Холмогорах Корфа, отправил, согласно данной ему инструкции, тело бывшей правительницы в Петербург, где оно было похоронено с большой торжественностью в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. Рождение принцев Петра и Алексея было скрыто от народа; причиной смерти А. объявили "огневицу".

После смерти жены Антон-Ульрих жил в Холмогорах еще 29 лет. Бывший император Иоанн Антонович в 1756 году был перевезен из Холмогор в Шлиссельбургскую крепость, где и погиб во время попытки к его освобождению (5 июля 1764 года). Остальные дети А., болезненные и припадочные, провели в ссылке более 36 лет. В 1779 году, после поездки в Холмогоры А.П. Мельгунова , императрица Екатерина вступила в переговоры о брауншвейгской семье с датским двором (датская королева Юлиана-Мария была сестра принца Антона) и в 1780 году повелела отправить потомков бывшей правительницы в Горсенс, выдав им 200000 рублей.

Они отправились морем из Ново-Двинской крепости и после трехмесячного путешествия прибыли в Горсенс.

На их содержание императрица выдавала ежегодно 32 тысячи, по 8 тысяч на каждого.

Принцы и принцессы были православные; из России с ними прибыли духовенство и слуги. 20 октября 1782 года скончалась принцесса Елизавета, 22 октября 1787 года - умер принц Алексей, а 30 января 1798 года - Петр. Осталась одинокая глухая и косноязычная, умевшая говорить лишь по-русски, принцесса Екатерина.

Тщетно просила она (1803) императора Александра I о разрешении вернуться в Россию и окончить жизнь монахиней.

Она умерла в Горсенсе 9 апреля 1807 года и погребена там же вместе с сестрой и братьями.

- См. "Внутренний быт русского государства с 17 октября 1740 года по 25 ноября 1741 года" (2 части, М., 1880 и 1886); Соловьев , "История России", т. 21; "Сборники Императорского Русского Исторического Общества", тт. 76, 80, 85, 86, 96; A. Bruckner, "Die Familie Braunschweig in Russland" (СПб., 1874); А. Брикнер , "Император Иоанн Антонович и его родственники" (библиография до 1874 года; М., 1875); "Русский Вестник", 1874 год, ¦ 10 - 11; "Русский Биографический Словарь", т. II (СПб., 1900). В. Фурсенко.

версия для печати

Биография Анна Леопольдовна - Великие люди России


На правах рекламы: Детальное описание виза сделать срочно у нас.

Анна Леопольдовна упоминается в следующих биографиях:

А также часто у нас смотрят биографии следующих великих людей России:

Смотрите также:

биография Менделеев Дмитрий Иванович Менделеев Дмитрий Ивановичбиография Петр I Алексеевич Великий Петр I Алексеевич Великийбиография Соколова Любовь Сергеевна Соколова Любовь Сергеевнабиография Ермак Тимофеевич Ермак Тимофеевичбиография Зимин Алексей Зимин Алексей